Cын генерала

детская драка
09:12, 23 декабря 2017

Предлагаем вниманию наших читателей произведение Игоря Потоцкого из серии «Рассказы для вас».

Санька Зимин был сынком генерала, избалованным вне всякой меры. Он никогда не делал домашних заданий и пытался командовать своими одноклассниками. Его отец каждое лето ремонтировал школу и большинство учителей старались не вызывать его к доске, боясь, что ему надо будет поставить неудоволетворительную оценку. Наверняка директор школы – Мария Петровна Воронова – посоветовала относиться к Зимину очень бережно и ставить ему, по возможности, хорошие оценки.
Санька отдыхал на уроках, но на переменах он устраивал большой бедлам: носился, как угорелый, толкал девчонок, нарывался на драки, но всё это происходило под постоянным присмотром дежурного учителя, получившего инструктаж от завуча. Учитель быстро гасил назревающий конфликт.
– Мой генерал, – часто повторял Зимин, – сначала был лейтенантом, потом старлеем, капитаном, майором, подполковником, полковником, а в 40 лет он стал генералом авиации. До сих пор летает. Ему можно не летать, но для него самое дорогое – мама, я и небо. И я когда-нибудь стану генералом. 
Отец Зимина – Петр Пантелеевич – мне нравился. Он всегда приходил в школу в гражданском костюме и всем приветливо улыбался. У него было лицо римского легионера. Санька сразу же становился нормальным парнем. Спокойным и вменяемым. Но едва отец переступал порог школы, он снова начинал скоморошничать.
Я не выдержал и спросил у него:
– Ты, наверное, хочешь пополнить армию ещё одним болваном? Мне кажется, что там их и без тебя хватает. Учти, к твоему отцу это не относится.
– Не приставай, – прошипел Санька, – а то схлопочешь по носу. Я скажу, что ты начал драку первым. Как ты думаешь, кому поверят: тебе или мне? – И сразу же передо мной выросли два верных оруженосца Саньки – Серёжка Гурский и Слава Матвиенко. С ними я наверняка бы не справился.
В нашем классе учился Миша Таран. Он был самым тихим из нас. И всегда читал книги. Потом он стал известным журналистом. Настоящим. Отстаивал своё мнение, спорил с редактором, несколько раз из-за этих споров-ссор увольнялся по собственному желанию, но потом возвращался вновь в свою газету. Он без неё не мог, а она, газета, не могла без него. Сейчас таких журналистов нет, да и газеты стали пустыми, как город поздней метельной ночью.
Санька не переносил Мишу. Между ними ежедневно возникали перепалки. Санёк говорил разные глупости, а Миша только одно слово: «Отстань!»
И вот Зимин неожиданно получил по носу. Жаль только, что не от меня.
– Не ожидал от тебя! – сказал он Тарану. – Теперь между нами будет дуэль. Готовься к самому худшему. – Он прошипел три слова, которые я не буду переносить на бумагу.
Дуэль состоялась после уроков. Серёжа Гурский и Слава Матвиенко были секундантами Саньки, а я и Толик Разумовский – секундантами Мишки.
Я сказал Тарану:
– Придётся мне раскрыть твоему отцу глаза. Ты – чудовище, а все учителя говорят о тебе родителям только приятные слова. Лучше бы ты сгинул из нашего класса и школы.
Санька смачно выругался, но выяснять со мной отношения не стал.
– Бить слабых легко! Особого таланта не требуется. Но, учти, тебе это аукнется! – Раньше я старался подобных тривиальных фраз не произносить. «Помни, – говорил мой отец Иосиф, – что примитивная речь в глазах окружающих делает тебя глупцом». Отец постоянно перечитывал «Опыты» Монтеня. И меня заразил «Опытами». 
Я пробовал отговорить Мишку от дуэли. Но он упёрся, как бык, и несколько раз повторил: 
– Мне совсем не страшно! Я проучу этого жалкого хамелеона!
– Ты с ним не справишься!
– Разве в этом дело? – удивился Мишка.
Дуэль состоялась и продолжалась всего лишь 30 секунд. Мишка лежал на земле. Мне показалось, что он превратился в тень. Я чуть не бросился в рукопашный бой с Санькой. Но он посмотрел на меня и ласково ухмыльнулся. Потом он склонился над Мишкой и прокричал:
– Таран, на самом деле победил ты. Просто я знаю боевое самбо, а ты, Мишка, не знаешь. Прости меня! И у тебя хороший друг, а у меня таких нет.
По лицу Мишки текли слезы, но он улыбнулся и сказал:
– Бой ещё не закончен. – Он, маленький и хилый, подскочил и врезал Зимину по уху.
– Молодец! – восхитился Санька.
– Молодец! – поддержали своего атамана Гурский и Матвиенко.
Санька и Мишка обнялись. Весь наш класс начал аплодировать, и я в том числе. Древнеримский поэт написал свои замечательные «Метаморфозы» – главное произведение своей жизни. О богах и богинях, и какие превращения с ними происходили. Мишка наверняка Овидия не читал, но и с ним внезапно произошла метаморфоза. Неужели я был причастен к ней?
Увы, на следующий день Санька опять приставал к девчонкам и паясничал. А Мишка проводил воспитательную работу. Не с ним отдельно, а со всей троицей. Через неделю Серёжа и Слава откололись от своего атамана, вырвались на волю. Через две недели Санька прочёл первую книгу о Таис Афинской, которую написал Иван Ефремов. Потом он стал читать фантастические романы Александра Беляева. И постепенно стал нормальным парнем. И тогда я ему сказал:
– Ты будешь хорошим генералом, как твой отец. 
– Поверь, старик, я больше не хочу быть генералом! 
...У него трое внуков. Он – известный учёный, ихтиолог. И его любимые писатели – братья Стругацкие. Иногда он мне звонит и говорит:
– Хорошая у нас была школа. Таран тебе передаёт привет. Надо бы встретиться! Вчера я стал академиком, но это не так и важно.
Автор: Игорь Потоцкий