И поллитровки бились вдребезги

поллитрорвки
11:08, 11 августа 2017

Эту фронтовую историю часто рассказывал мой отец, повидавший на войне многое...

Практически всю войну, в том числе и необъявленную Финскую, мой отец провёл под Ленинградом – сначала  защищая город трёх революций от блокады, потом освобождая его от неё же. При этом всё это время он официально числился в составе Кронштадтского гарнизона Ленинградского военного округа, так что по документам ни в какой Финской войне он никогда и не участвовал, как ни в каком Афганистане никакие советские военнослужащие никогда и не воевали. И когда блокада Ленинграда, наконец, была прорвана, началась «зачистка» окрестностей города от остатков и следов оккупационных войск. 
И вот однажды его взвод обходил, как говорится в анекдоте, «окрестности Онежского озера». На их пути очутился весьма замаскированный немецкий блиндаж. Разведчики тихо зашли и выяснили, что в блиндаже немцев нет. Но блиндаж не оказался совсем пустым. Перед солдатами предстали ящики и коробки с совершенно неведомыми лакомствами – чистый, как слеза, шнапс, банки с непонятными, явно мясными и рыбными консервами, шоколадки, галеты, сгущённое молоко, вяленые бананы, яркие разноцветные конфеты и прочие, совсем непонятные яства, которые приходилось пробовать буквально на зуб. Особенно солдатам понравилась ранее неведомая консервированная колбаса, нежная, как поцелуй ребенка. Были ещё соки, джемы и даже сигареты с фильтром. Солдаты долго не могли понять назначение туалетной бумаги. Во взводе сук не было, даже политрук был нормальным «своим парнем». 
Понюхав и попробовав дары судьбы, он посмотрел сразу одновременно на всех сослуживцев и сказал: «Товарищи бойцы, нам с вами очень повезло – мы найдём этот блиндаж послезавтра утром и возьмём его в результате штурма с последующей перестрелкой!»
Капитан очень рисковал – достаточно было бы одного «дятла», и он, в лучшем случае, попал бы на лесоповал, а то и на девять грамм. Но сук не оказалось. 
Капитан обвёл взглядом бойцов и приказал взводному: «Распорядись, лейтенант, чтобы послезавтра здесь были следы штурма с перестрелкой!» Взводный приказал «комоду» создать видимость конфликта со следами разрушений и выноса продуктов. И мой отец лично со слезами на глазах бил бутылки с прозрачным, как слеза, и вкусным шнапсом, и разбрасывал куски заманчивой колбасы. «Взятие» блиндажа обошлось без происшествий, командир полка даже объявил благодарность командиру взвода, слегка подмигнув ему левым глазом. 
Прошло очень много лет, но отец долго не мог забыть этот случай. А самым главным оказалось не качество еды, а то, что никто не «заложил» политрука. Может, просто политрук был нормальный?
Через много лет после войны я узнал, что на этом же фронте воевал Юрий Никулин. Может, он и рассказал Гайдаю этот случай на съёмках «Операции «Ы»? Просто отец всегда рассказывал, что он разбил поллитровки именно «вдребезги»! Какое испытание для настоящей славянской души!
Автор: Леонид Кучеренко