Как я предал друга

Как я предал друга
02:01, 31 января 2017

Если моих детей обижают, я принимаю к обидчикам самые крутые меры. 

У нас жил русский спаниель Джонни. Его я купил за десять гривен на Староконке. В такую сумасшедшую семью, как наша, собаку покупать, конечно, не следовало. Но супруга грозилась взять щенка блю-терьера. Для меня большой разницы не представляло: то ли блю-терьер, то ли русский спаниель. Но блю-терьер стоил двести долларов, а Джонни в пересчёте по тогдашнему курсу - два доллара. Разница в сто раз вас впечатляет? Меня как мелкого предпринимателя, всё время занимающегося подсчётом вложенного и полученного, такое соотношение цен бесспорно склоняло в сторону Джонни. Второе немаловажное преимущество то, что Джонни уже исполнилось к моменту покупки девять месяцев. То есть, самый стрёмный возраст, когда щенок может сдохнуть, объевшись полиэтиленовыми пакетами, гадить где попало, грызёт все туфли подряд - уже прошёл. И у него появились весомые преимущества не погибнуть и в нашей семье.
В принципе добродушный славный пес. Меня он слушался безоговорочно. Заботы особой не требовал. С утра он под дверью на улицу поскуливал и царапал пол. Я вставал, открывал дверь. Джонни пулей вылетал  во двор, полчаса побегав и сделав свои дела,  прибегал назад. От соседей не было ни одного нарекания на его поведение. Когда нас не было дома, он из-за дверей лаял таким солидным басом, что можно было подумать, что дом охраняет огромная собака. 
Но всё шло хорошо до поры до времени. 
Собаки -  стайные животные и чувство иерархии у них в крови. Так как Джонни появился в доме до рождения Саньки, то считал себя более важной фигурой, чем мой сын. 
Пока Санька  был совсем маленький, каждый из них существовал на своей территории, и конфликтов не было. Проблемы появились, когда сын начал активно передвигаться по квартире. 
Марину пёс не воспринимал как лидера, и она следила за поведением собаки с пристрастием.
- Этот Джонни опять рычал на Саньку.
- Ничего ж не случилось?
- Пока ничего. Когда случится - поздно будет.
- Это ты о чём?
- У знакомых хозяйка решила ночью прикрыть одеялом  буль-терьера.
- И что же?
- Не знаю, что там случилось, но собака спросонья не разобрав, вцепилась хозяйке в лицо. Той потом зашивали раны, делали пластические операции. А от собаки пришлось избавиться.
- У нас, всё-таки, не бультерьер.
- Зубы у Джонни тоже будь здоров!
Марина явно невзлюбила пса и хотела от него избавиться. 
И вот, в очередной раз она устроила по поводу собаки скандал и поставила мне ультиматум.
- Если собака хоть раз рыкнет на Саньку, я её выброшу из дома. Выбирай, кто тебе дороже: сын или собака?
Вопрос был риторический, и я ответил:
- Ладно, я решу этот вопрос.
- Как ты решишь?
- Тебя это не касается. Решу и всё.
- Ладно, посмотрим. Когда решишь?
- В течение нескольких дней.
На следующий день, когда Марина ушла, я приступил к выполнению своего плана. Для этого я  в большой комнате пустил на ковёр Джонни, а Саньке неподалеку насыпал гору игрушек. Сам же сел наблюдать за ними.  Минут десять всё было нормально. Пёс выгрызал что-то налипшее к его лапам, Санька возился с игрушками. Но вот, проходя рядом с собакой, Санька её случайно задел. Джонни агрессивно зарычал.
- Фу, Джонни! - резко скомандовал я.
Собака продолжала рычать, но на полтона ниже. Тогда  я резко перевернул собаку лапами вверх, нащупал у неё на шее сонную артерию и стал на неё давить. Пёс пытался сопротивляться, но я был значительно сильнее. Через несколько минут, когда пёс почти потерял сознание, я его отпустил, и, как ни в чём не бывало, снова уселся на стул посреди комнаты.
Через полчаса, когда Джонни опять зарычал на Саньку, я повторил урок.
Пёс был смышлёный и понял, что если он попробует причинить Саньке какой-то вред, то его за это убьют. 
С тех пор Джонни старался держаться подальше от сына. Чаще всего он прятался под кровать, а когда Санька пытался вытащить его оттуда за ногу или за хвост, лишь жалобно повизгивал.
На этом, казалось  бы, можно было историю с собакой закончить, но нет.
Если женщина что-то задумала, она правдами-неправдами добьётся своего. У Саньки началась аллергия, не понятно на что, но он сильно кашлял.
- Это от собачьей шерсти, - заявила жена.
К сожалению, и врач поддержал её. Он сказал:
- Возможно, у ребёнка аллергия на шерсть животных.
На любимца Марины - кота Кузю, который от старости облазил, оставляя серые клоки шерсти повсюду, вердикт врача, конечно, не распространялся.
Это был приговор. 
По утрам к нам во двор привозили молоко и творог две тетки из села. Джонни всегда сопровождал меня, когда я шёл к этим молочницам.
- Какая славная у вас собачка! - в один голос твердили они.
- Это русский спаниель.
- Он такой воспитанный. А детей как любит, мы видели, как вВаш сын с ним играет.
- Так вот воспитали, и полюбил.
Подробности  о том, как воспитывают любовь собаки к ребёнку, я благоразумно опустил.
- Нам он понравился. А то к дворовой собаке мы детей не пускаем. А вот с такой бы они могли играть и на речку бегать.
- Если так, то можете забрать его к себе.
- А сколько мы вам будем должны?
- Нисколько. Только не обижайте его, - я протянул поводок.
Хотел погладить Джонни на прощанье, но у меня не хватило на это сил.
Так на одного союзника в семье у меня стало меньше.  Я предал верного друга. Надеюсь, он меня простил, и там ему было хорошо.
Автор: Александр Макаров