Красная дорожка для месье Журдена

08:02, 10 февраля 2018

Субъективными заметками о спектакле «Мещанин во дворянстве», и не только, делится Леонид Кучеренко.

Сейчас многие театроведы, критики, да и просто мыслящие любители театра часто спорят: должен ли театр подчиняться законам, разработанным ещё «до эпохи исторического материализма» или его надо осовременивать, модернизировать до неузнаваемости в соответствии с требованиям текущего момента? Полагаю, такую постановку схоластической на уровне споров средневековых теологов «Сколько добрых и сколько злых духов может размещаться на кончике иглы?» 
Театр, прежде всего, должен быть хорошим, понятным, доступным большинству зрителей. В крайнем случае, таких зрителей надо найти или воспитать из уже имеющихся. И в этом задача театра – не идти на поводу, а поднимать зрителя до уровня настоящего театра. В том числе и до классики. Говоря словами корифея всех наук и искусств, «других зрителей у нас нет». Если же зритель не увидит в зеркале себя, то может оно и виновато?
Настоящая классика бессмертна, даже если актёры одеты в джинсы и используют слова из лексикона современных людей. Именно одесские зрители и есть те счастливчики, которым удалось вовремя оказаться в зале Театра Юного Зрителя на спектакле «Мещанин во дворянстве» бессмертного Мольера Жана-Батиста. 
Не буду подробно напоминать сюжет пьесы, ведь в одесской песне поётся «мы культурный народ!» Буквально кратенько или говоря по-умному, «лапидарно». Тут важно правильно поставить ударение. В этом непривычном слове.
Мечтающий попасть «из грязи в князи» «новый француз» Журден (Игорь Болховитин) практически забросил свою работу – обеспечивать простых французов «круассаном насущным». Работает, в основном, жена и эксплуатируемый, по мнению Карла Маркса, которого тогда ещё не было, персонал. У Журдена, как говорят коренные одесситы, новый «гец», он хочет стать дворянином. Так сказать, «взалкала душа пекаря» – хочет стать элитой общества, «солью Земли», красой и гордостью Франции. 
Тогда ещё не было депутатского корпуса, и он решил породниться с дворянами, а точнее – с маркизой Дорименой (Ляна Карева). О блистательной исполнительнице этой роли я ещё скажу несколько восторженных слов. Гром грянет, когда она увидит его в новом блестящем камзоле. Жена в данном случае явно умнее мужа, что видно хотя бы в том, что в течение пьесы они почти не ругаются. (Считайте меня подсказчиком рецепта семейного счастья). Но нелепый вид мужа она видит и понимает. А муж не понимает, что надо рубить дерево по себе, а каждый сверчок должен знать свой шесток!
Ситуацию делает ещё более смешной наличие приятеля Журдена – жуликоватого Доранта (Виктор Раду) – ещё одна явная удача спектакля – аферист с явным одесским акцентом А «бабу не проведешь – она сердцем видит!» (источник цитаты не указываю). Да ещё воду мутят учителя музыки и танцев (Михаил Малицкий и Михаил Иванов) в компании с почти «распальцованным» «крутым» учителем философии (Сергей Демченко), а также нечистый на руку и нахальный портной (Алексей Ильвахин), сам себя переименовавший в модное слово «стилист». 
Ситуацию, говоря современным сленгом, «разруливают» ухажёр и воздыхатель дочери Журдена Люсиль (Ольга Саяпина) – Клеонт (Игорь Волосовский) и его слуга Ковьель (Алексей Кочетов). Они безболезненно обводят вокруг пальцев чуть не ставшего дворянином Журдена. Журден не знал, что надо «доверять делам»!
Всё заканчивается благополучно – Люсиль соединяется с Клеонтом, служанка Николь (Надежда Машукова) – с Ковьелем, Дорант перестает «доить» Журдена и соединяется с маркизой, мадам Журден (Алла Люшина) перестаёт ревновать любимого, хоть и простоватого муженька, а сам Журден возвращается к изготовлению круассанов. 
Как говорили на заре КВН, «всеобщее веселье, все пляшут и поют». А зритель беспрерывно смеётся над слегка запутанной ситуацией. А посмеяться есть над чем – и над нелепыми потугами булочника стать аристократом, и «сливками общества», чему мы тьму примеров знаем, в том числе и в Одессе. 
Скоро новые балы и новые «красные дорожки», и новые претенденты на «дворянство». А чего стоит неповторимый «воляпюк» персонажей, состоящий из набора иностранных слов, не всегда произносимых к месту. Но очень уж смешно! Чего стоит известная каждому студенту-медику фраза «лингва латина нон пенис канина». Переводить не буду, здесь ведь не только журдены, но и культурные люди есть! 
А теперь обещанный «комплиман» подлинной «звезде» представления – Ляне Каревой. Не знаю, как ей удаются подобные телодвижения, но они способы «пробить» слезу. Такое впечатление, что она была на шарнирах! В связи с этим не могу не вспомнить ещё одну цитату из любимого фильма: «Как они могут так ходить? – А у них центр тяжести в другом месте!» 
Надеюсь, все вспомните. Извините за обилие цитат, но участники спектакля буквально «сделали» мой вечер. Спасибо им за мастерство и искренность! Это настоящий Пир Духа!
Автор: Леонид Кучеренко
Фото: Владимир Андреев