Нерафинированное бытие

ребенок, смех, улыбка, стих
10:07, 18 июля 2019

Представляем вашему вниманию жизнеутверждающее стихотворение Виктории Гапчук :)

И наступит тот день, когда занятый кто-то отложит наушники, переев Леди Гаги, 
Позвонит вдруг бабуле и спросит: 
— Что вы там, как вы?
По дороге в кино притормозит вдруг, оглянется,  
Увидит бедную девушку — за ней тащится пьяница.
Подойдя спокойно к «собрату», 
Объяснит ему жизнь и как делать не надо.
Протрезвит ум нашедшего горячей беседой, 
И накормит его Евангельским светом. 
На фильма премьеру опоздав — не отчается, 
За окном ходят дети — афиша им нравится.
Отдаст им билеты, в зал провожая,
А сам сквозь все спины и лица трамвая, 
Присел на минутку, в надежде сгорая, 
Уступить место женщине, ведь она, ожидая, 
На последнем триместре чуда под сердцем,
Очень устала от заключительных лекций,
Готовящих к великому «нечто», что со всеми бывает, 
И развязкой чего люди в мир попадают. 
После чего он немедля привстал, 
Пока место для чей-то мамаши держал,
Кондуктора взору так приглянулся, 
Заметил, что стал объектом «почета». 
Тщеславие дабы не культивировать, 
Стал он к двери потихоньку лавировать. 
Вышел. И вдруг, невзначая, 
Проехал Ниссан, водой окропляя,
Штаны почти белые героя прекрасного. 
Он посмотрел: 
— Хм, что ж, ничего прям ужасного!
О салфетке невлажной подумал герой. 
— Магазин далеко, а болото со мной.
— Не впервой, — проходила мадам из пушистой болонкой,
И увидела парня в знакомой толстовке. 
— Бодька, думала, мой, извини, обозналась. 
На вот, недаром в сумке валялась.
И дает ему в руки пачку салфеток. 
После чего преобразившись, 
Сказал он:
— Спасибо!
И, вдохновившись, по улице сам идет не спеша, 
Видит, как гусеница ест комара.
Звуки-чирики сам различая, 
Вдруг понимает, что очнулся  лишь в мае. 
По приходу домой стол накрывает. 
Шарлотка в духовке горит. 
— Эх, ладно. Бывает! 
Срезав все черное, пирог он спасает,
И кремом воздушным «грехи» закрывает. 
— На кухне у нас поселился друид!? 
Что это жарится, шкварчит и кипит?
Нарушив покой, открывает дверь мама, 
А следом за папой подруга Руслана —  
Брата героя случайно прекрасного.
— Все уже дома? Ну заходите! 
Тарелки из шкафа только возьмите. 
Как день прошел, папа? 
А что тетя Майя, на работе поздравили или она выходная? 
Ты ли, мамуля, на маникюр сходила? 
В моде сейчас блестки или стразы с акрилом? 
Ну, вы садитесь. А я скоро приду. 
Только соседям поесть отнесу. 
Там дядя Леня ногу сломал.
Тетя Аня сказала —  я узнавал. 
В недоумении переглянувшись, стали родители варианты искать: 
— Повзрослел ли? Влюбился! Или начал играть? 
Быть может на спор он сегодня чудит! 
А завтра вновь скажет: «У меня все болит —  
В универ не иду. Зачет пересдам, 
А к бабуле с посылками пусть едет Руслан!»
В тарелку отец голубцы насыпает, 
Ест и почти сознанье «теряет»
Это возможно? Такое бывает? 
Что с ним случилось? Голубцы просто тают! 
— Папа, мамуля, сметанки возьмите 
Стоп, а руки вы мыли, чаек не хотите? 
Ах, да. Компот же сварил. С клубникой, берите.  
На базар вот ходил. Встретил там дядю Толю, 
А с клубникой справа него тетя Оля. 
«Кости болят», — говорит, — с полвосьмого стою....
Базара чет нет — домой заберу».  
— И говорю тут я ей: донт паник, мадам!  
Сейчас люди будут!
И вижу цыган.  
Подхожу к ним, читаю: 
«Клубнику по 40 оптом скупаю».
Подошел, приценился, пошутил, все отдал.  
Тетя Оля «спасибо» сказала. Но я так и знал, 
Что убегать быстро надо, 
Ибо даст мне «на морожено и шоколадки», 
А я так, безвозмездно, помог ей. Бывает. 
Нам же всем временами так не хватает, 
Кого-то, ну просто очень простого, 
Кто не занят с 6-ти и до 21-го. 
Кто сквозь мигрень головы вездесущую, 
Поднимет ее и на задачу грядущую, 
Лишь улыбкой презрит мнимую сложность, 
И не будет ругать детей за оплошность. 
Не подумает на пешехода привычное, 
Когда тот подождать на зеленом захочет в отличие
От других, что вечно спешат. 
Ведь у них всех дела и смартфоны дрожат.
В безумии на наручных часах циферблат. 
Уведомления, сторис, подписки, каналы,
Халаты в химчистке, на стоянке нахалы. 
Так все бегут, вырастают, скучают, 
Мамины туфли носить начинают.
Но наступит тот день, когда занятый кто-то отложит наушники, переев Леди Гаги, 
Встанет, и вот он, весь в позе отваги, 
Замечать перестанет все зигзаги, овраги.
В безмятежном бытие пребывая, 
Станет весь мир понимать, но только сначала, 
Товарища к истине в руки толкнет, 
Тетю в трамвае присесть позовет. 
От дефолта клубничного спасет продавщицу, 
Стол вдруг накроет, купит горчицу,
К голубцам. Нет — сметану. 
Пытаясь понять, как это бывает, 
Почему так трудно все всех замечают. 
Рассказал он семейству историю эту. 
Герой был прост и мал по опытным летам. 
И смотря на часы, он понимает,
Жизнь коротка — люди моргают. 
«А ведь счастливые часов… »  

Если согласны, — оставьте свой отклик:)

Автор: Виктория Гапчук