Разговор с Богом

03:01, 23 января 2017

Посвящается всем девушкам, которые не могут определиться в своих отношениях...

Раздался звонок на мобильном телефоне. Странно. Незнакомый номер, состоящий из одних семёрок.
– Алло!
– Здравствуйте, вас беспокоят из приёмной Господа, – пропел чарующий голос.
– Того самого, который Бог? – с сомнением спросил я.
– Да, именно так, и у нас к вам просьба, – возникло многозначительное молчание, после которого голос добавил с предыханием:  – от Него самого. 
Что-то подсказало – это не розыгрыш, и я ответил, как можно более благожелательным тоном:
– Конечно, я вас слушаю.
– Вы должны будете помочь девушке. С ней поступили несправедливо, обидели, она очень переживает. Пообщайтесь с ней, поговорите о смысле жизни, можете комплименты какие-то  сделать, парочку небольших подарков подарить. В общем, поддержите её.
– Честно вам скажу, я занят по горло: книги, статьи, конференции, встречи. А ещё я затеваю парочку социальных проектов да ещё должен вот-вот участвовать в международном литературном марафоне. Боюсь, что для девушки у меня не найдётся достаточно времени. Нельзя ли её перепоручить кому-то другому?
– Вот вы какой! Сами каждый день с просьбами к нам в канцелярию, все ваши молитвы у меня записаны. А стоит вас попросить о небольшой услуге – так у вас нет ни времени, ни желания. Нет, милый, так у дела нас не делаются. Придётся отложить ваши дела и заняться девушкой.
Голос на том конце трубки потерял задушевность, и где-то вдалеке пропели иерихонские трубы. А может, мне это просто показалось? На всякий случай я сделал ещё одну слабую попытку сопротивления: 
– Я, в общем-то, не возражаю, но для чего всё это?
– Вам пойдёт на пользу. А она, может быть, станет Вашей ученицей, а может, и возлюбленной. Точнее знает только Он.
– Ладно. А где мне искать эту девушку?
– Мы уже все устроили, и Вы не представляете, чего нам это стоило. Никого искать не надо.  Она сама к вам завтра придёт.
– Так, действительно, лучше. Но хотелось бы знать, она хоть симпатичная?
– Вам понравится, – хмыкнули на том конце трубки. Потом, немного помолчав, добавили:
- У вас есть право на один звонок к нам. Номер вы знаете. 
Короткие гудки в трубке возвестили о конце разговора.
Три месяца спустя я набрал указанный номер:
– Алло, это приёмная Господа?
– Да. Вас слушают.
– Три месяца назад вы мне звонили.
– Одну минутку, сейчас проверю. Да, был звонок вам.
– Могу я увидеть Бога?
На том конце провода раздался смех, после которого мне сказали следующее:
– Нет, ваше земное время ещё не окончено и на небеса вам рано.
– Вы меня не так поняли. Я не насовсем. Я хочу поговорить о Его просьбе ко мне. Отчитаться, так сказать. Но хотелось бы лично с Ним пообщаться, без посторонних.
– Он очень занят, да и мы никакие не посторонние, а часть Божьего промысла. Но мы сейчас уточним.
На том конце провода послышались щелчки, писк, треск, снова пропели трубы, и я очутился среди ослепительной голубизны. Когда глаза чуть-чуть привыкли к свету, то увидел седовласого старца с посохом.
– Господи, это Ты?
– О, да, сын мой, – возвестил старец грозным голосом.
– Господи, не хочу темнить, но я провалил Твоё задание.
Старец в ответ усмехнулся, уселся на появившееся облачко и, как-то по-домашнему, уже будничным голосом, произнёс:
– Честность – ценю. 
Я стоял, понурив голову. Старец сочувственно вздохнул и произнёс:
– Ты чего стоишь? В ногах правды нет. Вот, присаживайся.
Сзади ко мне подкатило маленькое облачко, и я с облегчением уселся, так как от происходящего у меня подгибались колени.
– Вот, так-то лучше. Рассказывай всё по порядку.
– А что рассказывать? Ты и так, наверное, всё видел?
– У нас в последнее время глючит Интернет. Ангел связи не доглядел. Поэтому расскажи своими словами, о чём идёт речь, а я постараюсь помочь.
– Три месяца назад мне передали Твою просьбу, что появится девушка, и ей надо будет помочь.
Господь взмахнул рукой, и в ней появился планшет. Бог глянул туда и сказал:
– Всё точно, была такая просьба. Ну, что, девушка появилась?
– Да.
– Помогал?
– Пытался.
– Что значит – пытался? Сейчас посмотрю. Ага, вот: шестнадцать разговоров с ней, в том числе, четыре по телефону. Три предложения помощи, ну ещё разное, по мелочи. Ага, а вот подарки для неё. Ну, ты, друг, даёшь, с количеством ты явно переборщил.
– Ну, ты же Господи сам меня таким создал, люблю делать подарки тем, кто нравится.
– Ладно, ладно, всё в порядке, я и сам такой же.  Ну, и в чём проблема?
– Понимаешь, Господи, чем больше я старался, тем больше она сторонилась меня.
– Вот как?  Но самооценку ты ей поднял?
– Да. Но она в конце даже начала грубить.
– Ну, а ты что? 
– Я сказал, что не потерплю такого отношения, и ушёл от неё навсегда.
– Что же, понимаю тебя. Настоящий мужской поступок. 
– Так Ты не сердишься на меня? Я же не выполнил Твоего задания, – с недоумением произнёс я.
Старец махнул рукой, и планшет в его руке превратился в огромную книгу.
– Не слишком люблю эти новомодные девайсы. По-старинке мне удобнее, – промолвил Он, перелистывая книгу.
– Вижу: тебя просили позаботиться, ты позаботился – оценка «отлично».
– Как же так? А что хотела она?
Старец порылся в книге и произнёс:
– Она просила, чтобы в неё влюбился гений, который, к тому же, и художник. Мы эту просьбу подкорректировали и добавили ещё двадцать три необходимых компонента, которые для неё были необходимы в этом гении-художнике. Вот так, смотрим дальше. У меня здесь отметка «выполнено».
– Ты о чём, Господи? Кто этот гений и художник?
– Ты, конечно.
– Всевышний, Ты шутишь?
– Нет, конечно. Я и сам порой люблю твои опусы почитать, да и не только это. Тебе, конечно, далеко до Пушкина, и даже до Эльдара Рязанова ты не дотягиваешь, а до Сигизмунда Малецкого тебе, вообще, как пешком до Парижа.
– А кто такой этот Малецкий?
– Это гений первой величины. Пока его все три рукописи отвергнуты издательствами, и он подумывает о том, чтобы застрелиться. Но через три года восемь месяцев и двадцать один день выйдет первый его роман, и это будет бомба.
– Всё понял, Господи. А как быть со мной и с ней?
– Что, понравилась?
– Не то слово! Я даже не подозревал, что такие девушки могут существовать. Она замечательная.
– Мне тоже она нравится. Не зря я работаю денно и нощно, есть результат.
– Так что, Господи?
– А ничего. Сейчас она, то проклинает меня теми словами, которые тебе лучше не слышать, то плачет в подушку.
–  Значит, ей хуже, чем до встречи со мной? 
– Да.
– И это справедливо?
– Да.
– Так что же будет дальше?
– Свободу выбора для каждого я оставил. Если она не избавится от тех заблуждений, которые считает своими принципами, то вы расстанетесь навсегда. 
У меня всё внутри сжалось, и я сказал:
– Господи, Ты разрываешь мне сердце. Я, наверное, тогда умру.
– Нет, не умрешь. И я тебе дам другую.
– Я не хочу другую.
– Захочешь.
– Я не верю в это.
– А ты верь. Ведь другая будет ещё лучше.
– Этого не может быть. Лучше её нет!
– Ты не веришь в Моё всемогущество?
В ответ я беспомощно пожал плечами. Он ласково потрепал меня по плечу и сказал:
– У тебя короткая память.
– Почему?
– Ты повторяешь «эта самая лучшая» уже шестой раз за жизнь.  А ведь я каждый раз действительно нахожу для тебя, их всё лучше и лучше.
Я не помнил на счёт шести раз, но в целом Он, похоже, был прав.
– Кажется, Ты прав, Господи.
– Прав без всяких «кажется».
– А что будет с ней?
– Если не внемлет мне сейчас и не сделает правильных выводов, то потом ещё раз постараюсь дать ей урок.
– И что дальше?
– Co zanadto, to nie zdrowo.
– Не понял.
– Що занадто, то не здраво. 
– Понятно, но что же будет с ней?
– Если уроки не пойдут ей впрок, то плюну и женю её на свадебном аферисте из Житомира. Пусть хоть детишек родит.
– Зачем такое жестокое наказание для неё, Создатель?
– Это не для неё наказание, а для этого жулика из Житомира. Она своими капризами отравит ему жизнь, и он пойдет работать на цементный завод, где и будет потихоньку спиваться. Сама же она будет вполне счастлива.
– Не об этом она мечтала.
– Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах. Слышал эту поговорку?
– Да.
– Если о чём-то мечтаешь, то надо формулировать это чётче, в деталях и хорошо подумать, прежде чем просить.
– Как именно, Господи?
– Вот, возьми тебе так просто, и расскажи. Ну, да ладно. Расскажу тебе притчу. Хотя нет, лучше анекдот. Тебе так будет понятнее.
Я приготовился слушать.
«Жили-были старый шарманщик и маленькая девочка. Жили они очень бедно. Шарманщик крутил свою шарманку, а маленькая девочка собирала в большую шляпу монетки, которые им бросали прохожие. И вечно они продолжали свой путь из города в город. И вот однажды к ним явилась добрая фея и сказала: «Вы так бедно живёте, я исполню для вас по одному желанию». И маленькая девочка сказала: «Пусть эта большая шляпа всегда будет полна золотых монет!» И фея сказала: «Ок». Потом она спросила у старого шарманщика: «А ты что хочешь?» Но старый шарманщик не верил в добрых фей и ответил: «А пошла бы ты в жопу!» И дальше они продолжали свой путь, только шляпа маленькой девочки была полна золотых монет, а из задницы старого шарманщика торчала голова доброй феи!»
Старец весело рассмеялся этой истории, а я лишь грустно улыбнулся.
– Господи, Ты что, не знал, как всё обернётся?
– Знал.
– Для чего же все это было затеяно?
– Ты помнишь книжечку «Идеальная пара», которую я тебе подсунул полгода назад?
– Да.
– Ты бы её не прочёл, если бы я тебя не познакомил с этой девушкой. А это мне обошлось не дёшево. Пришлось устроить маленькое землетрясение в Румынии, правда, без жертв. Но это не всё, мне даже пришлось отменить один закон физики.
– Разве можно отменять законы физики?
– Если они ещё не открыты, то можно. 
– А как-то проще нельзя было?
– Иная простота – хуже воровства. Можно было, но сколько могут самолёты без видимых причин разбиваться и корабли пропадать без вести? А лимит по чудесам на этот год я уже исчерпал.
– А без землетрясений, гибели самолётов, цунами и прочих ужасов обойтись нельзя было? Сдвиг континентов, гибель всех африканских слонов, а может всего человечества – мы исключим, конечно, тоже.
Старец немного поколебался и сказал:
– Честно говоря, то можно было и без ужасов. Но на это я пойти не захотел.
–Что же там такое? Почему?
– Тут – личное.
– У Тебя? Личное?
– А что, у меня не может быть собственных желаний?
– Я об этом не думал.
– Можно было бы, но тогда бы не вышел фильм Спилберга. А мне так не терпится увидеть,  что сотворит этот старый негодяй на этот раз.
– Ладно, это  – Твои дела.  А для чего Тебе надо было, чтобы я прочёл эту книжку?
– Почему – Мне?  Это надо всему человечеству. Ты будешь метаться, мучиться и, прочтя её, изобретешь способ подбора наиболее благоприятных партнёров для супружества.
– Почему изобрету? Там же в книжке всё написано.
– Нет. Ты найдёшь ещё несколько важных штукенций для этого процесса. Соединишь несколько разных теорий.
– Это же не настоящее открытие. 
– Тем не менее, до тебя этого никто не сделал. Как, к примеру, Альфред Нобель. Он просто нашёл вещество, в котором нитроглицерин превратился в более управляемый динамит. И человечество стало неизмеримо сильнее. Я понятно объясняю?
– Да, понятно.
– Тебе даже памятную доску на доме, где ты родился, повесят.  В твоём родном городе Одени.
– Ты, Господи, что-то путаешь. Какой Одени?
– Ничего не путаю. Через сорок лет вместо твоего родного города будет шестидесятимиллионный мегаполис ОдеНи – Одесса-Николаев. Я хочу, чтобы там было больше счастливых, любящих пар с нормальной психикой. Понял?
– Да. Но как Тебе удаётся совмещать предвиденье будущего со свободой выбора у человека?
– Молодец. У тебя мальчик, еврейский ум. Попал в точку. Именно в этом состоит Моё величие, – сказал он с одесским акцентом. 
С минуту мы сидели молча. Наконец он произнёс:
– Заболтал ты меня совсем. А дел ещё много. Пора тебе назад, на Землю.
– Господи, последний вопрос...
– Что ещё?
– Отчего ты говоришь со мной то с еврейским акцентом, то с украинским, а то по-польски?
– Я должен знать все языки, чтобы общаться с человеком на понятном ему наречии.
– А для чего же Тебе было так со мной разговаривать?
– Прикалываюсь я. Так веселее. 
Автор: Александр Макаров